» » » Демография и население

 
 
 

Демография и население

4-10-2015, 16:56, посмотрело: 628

0 Реферат Демография
Тема: Население
План
Введение
1. Городское население. Понятие города
2. Сельское население
3. Тенденции изменения в долях городского и сельского населения
Заключение
Список использованной литературы
Введение
Среди множества показателей социально-экономичес­кого положения страны демографические характеристики наибо­лее полно, хотя и несколько косвенным образом, отражают дея­тельность правительств, партий, всего населения. В сущности, и отрасли производственной и непроизводственной сферы, да и вся целенаправленная деятельность общества могут быть оценены тем, сколь благотворно они влияют на здоровье, продолжительность и качество жизни человека.
К сожалению, демографическую обстановку в России послед­них лет никак нельзя считать благополучной. Глубокий социаль­но-экономический кризис 90-х гг. резко снизил рождаемость. Одновременно наблюдался стремительный рост смертности, и, что очень настораживает, в последние годы произошло «омоложение» возраста умерших (заметный рост детской смертности и смертнос­ти в трудоспособном возрасте). Медленный рост продолжительнос­ти жизни в России, происходивший вплоть до конца 60-х гг., сме­нился затем длительным ее снижением. Особенно резко обострился этот процесс с начала 90-х гг., когда в связи с углублением социаль­но-экономического кризиса произошло обвальное сокращение про­должительности жизни россиян. Лишь за период с 1989 по 1995 г. она снизилась более чем на четыре года. С 1992 г. смертность в России превысила рождаемость, и естественный прирост сменился естественной убылью населения. Иными словами, депопуляционные процессы приобрели общегосударственные масштабы.
Депопуляционные процессы стремительно расширяют свою географию. Так, если в 1992 г. естественная убыль населения отме­чалась в 44 из 79 субъектов Российской Федерации, то всего через два года, в 1994 г. — уже в 72. Даже положительное сальдо мигра­ции не в состоянии компенсировать величину естественной убыли населения, что привело начиная с 1993 г. к абсолютному сокраще­нию общей численности населения России (с 1 января 1993 г. по 1 января 1996 г. — на 700 тыс. человек).


1. Городское население. Понятие города

Одна из важнейших особенностей современной жизни нашей планеты — стремительный рост числа городов и городских жителей. Недаром урбанизацию называют феноменом XX века. Под ней понимают рост городов, увеличение доли горожан в общей численности населения, повышение роли городов во всех сторонах жизни общества, а также распространение городского образа I жизни на сельскую местность.
Общепринятого единого определения города в науке нет. Самое общее, хотя и весьма расплывчатое приводится в Большой Совет­ской энциклопедии последнего издания. «Город — это населенный пункт, в котором проживает относительно многочисленное населе­ние, занятое преимущественно несельскохозяйственной деятель­ностью».
Отсутствует единое мнение и об определении уровня урбаниза­ции, т.е. урбанизированности. Большинство специалистов сходят­ся в том, что главный показатель уровня урбанизации — доля го­родского населения во всей его численности. Именно этот показатель часто называют «урбанизированностью». Вместе с тем из оп­ределения понятия урбанизации видно, что одного показателя явно недостаточно для выявления уровня развития столь сложного и многообразного процесса. Поэтому чаще всего уровень урбаниза­ции той или иной страны или региона определяется по следующим трем основным показателям: 1) доле городского населения во всей его численности; 2) доле горожан, проживающих в крупных горо­дах; 3) доле горожан, проживающих в городских агломерациях.
Классификация городских поселений по численности населения
Из множества существующих па сегодняшний день классифика­ций городских поселений по их людности чаще всего употребляет­ся нижеследующая, весьма укрупненная, классификация:
до 50 тыс. жителей — малые города и поселки городского типа (ПГТ),
от 50 до 100 тыс. жителей — средние города,
от 100 до 1000 тыс. жителей — крупные города,
более 1000 тыс. жителей — крупнейшие города.
Какова же мотивация определения именно этих рубежей в клас­сификации городских поселений по их людности? Дело в том, что эти количественные рубежи обусловливают серьезные качествен­ные изменения в развитии и всей жизнедеятельности городов.
Проследим это на примере развития системы городского транс­порта в наших отечественных условиях. Передвижение людей в пределах поселка или города людностью до 20 тыс. может осущест­вляться пешком или на велосипеде. В городе с числом жителей более 20 тыс. уже возникает потребность в автобусе, свыше 100 тыс. — в автобусе и трамвае, в городах с населением, превыша­ющим 500 тыс. жителей, в дополнение к перечисленным видам транспорта очень часто добавляется троллейбус, в них уже сложно обходиться без скоростного трамвая и скоростных магистралей. В городах-миллионерах без метрополитена в часы «пик» возника­ют серьезные сбои в работе всего городского транспорта.
В городах с населением до 50 тыс. жителей достаточно иметь один общегородской центр. При большей людности в дополнение к нему, как правило, создаются центры жилых районов. В админи­стративном плане для управления городским хозяйством во всех крупных городах необходимо деление городской территории на отдельные районы, тогда как в малых и средних городах этого не требуется.


2. Сельское население

Несмотря на стремительное развитие процесса урбани­зации, до сих пор половина всего человечества планеты — сельские жители. Село играет немаловажную роль в социально-экономичес­кой жизни современного общества. Что же лежит в основе разделе­ния территории на городскую и сельскую местность, а населения, соответственно, на городское и сельское?
Как это ни странно, но до сих пор не существует достаточно определенных и жестких критериев дифференциации этих поня­тий. Чаще всего под сельской местностью понимают всю террито­рию, находящуюся за пределами городов, а к сельскому населению методом исключения, что уже само по себе не очень корректно, относят всех живущих за пределами городских поселений. При этом необходимо учитывать, что сельское население, а соответст­венно ему, и сельское расселение, не тождественно сельскохозяй­ственному. Люди, проживающие в сельской местности, занимают­ся не только сельским хозяйством. Они работают также в лесном хозяйстве и лесной промышленности, занимаются добычей полез­ных ископаемых в небольших карьерах, рудниках и шахтах, об­служивают транспортные коммуникации, дома отдыха и санато­рии, занимаются рыболовством и охотой и, наконец, ездят на uu-стоянную работу или учебу в город. Однако во всех этих случаях емкость экономической базы поселений, а следовательно, и их людность слишком малы, чтобы причислять их к городским.
Сельские формы расселения, вероятно, самые древние на Земле. Они возникли фактически с появлением на планете человека и прошли длительный путь развития, насчитывающий многие тыся­чи лет. Чрезвычайно сложна и во многом противоречива история эволюции российского села. Сегодня каждый четвертый житель нашей страны проживает в сельской местности. Но, к сожалению, современную социально-экономическую ситуацию российского села большинство исследователей и публицистов называют бедст­венной, кризисной или даже катастрофической. Чтобы понять, принять или отвергнуть эту точку зрения, необходимо заглянуть хотя бы в недалекое, дореволюционное прошлое нашей страны. Может быть, там находятся истоки проблем современного россий­ского села?
В начале XX века крестьяне составляли 4/5 населения Российской империи, 3/4 из них занимались сельскохозяйственным трудом. Земледелие, продукты его промышленной переработки и лес со­ставляли основу национального дохода и экспорта страны и одно­временно являлись экономической базой сельского расселения. Немногочисленный рабочий класс представлял собой вчерашних сельских жителей, теснейшим образом связанных с деревней. К тому же многие мелкие кустарные промышленные производства также размещались в сельской местности.
Тогдашняя жизнь российского крестьянина вращалась вокруг трех важнейших институтов: двора, деревни и общины. Все эти социальные институты характеризовались непостоянством, неоп­ределенностью структуры, слаборазвитой иерархией и преоблада­нием личностных отношений над деловыми.
Традиционным и типичным видом крестьянской семьи, преоб­ладавшей в России всего лишь лет сто назад, была так называемая большая семья (в литературе ее еще называют нуклеарной). Она состояла из отца, матери, малолетних детей, женатых сыновей с женами и их потомством. Правительство и помещики, насколько это было возможно, способствовали сохранению института такой сложной семьи. Весь такой коллектив проживал фактически под одной крышей, и поэтому нет ничего удивительного в том, что для российской семьи синонимом оказывалось понятие «двор».
Необходимо отметить некоторые черты тогдашнего крестьян­ского двора. И важнейшей, на наш взгляд, является то, что двор (семья) не оставляли никакого места для выражения индивидуаль­ности. Это происходило потому, что:
· двор был коллективом, подчинявшим интересы личности инте­ресам группы;
· воля главы семьи была фактически законом, а его распоряжения не подвергались обсуждению;
· жизнь и быт двора приучали крестьянина к авторитарной влас­ти и отсутствию каких-либо норм и правил (законов), регулирую­щих личные отношения;
· хозяйство двора не знало частной собственности, все имущество (в том числе и орудия труда) было обобщено;
· не бывало преемственности дворов и, следовательно, не существовало ни понятия родовитости, ни особого статуса семьи в деревне, характерных, например, для западноевропейского общества.
В конце XIX века со всей полнотой проявились и отста­лость, и малая конкурентоспособность отечественного сельскохо­зяйственного производства. Сельская община, долгое время ориен­тировавшаяся во многом на натуральное хозяйство, обеспечиваю­щее главным образом собственные потребности ее членов в сельско­хозяйственной продукции, оказалась довольно консервативной и мало подходящей организацией для гибкого реагирования на конъюнктуру как внутреннего, так и внешнего рынка.
Консерватизм сельской общины, домострой и архаичность ее организации тормозили внедрение прогрессивных по тому време­ни техники и форм ведения сельскохозяйственного производства, снижали производительность труда и общую эффективность отрас­ли. Все чаще и чаще высказывались соображения о необходимости коренной реорганизации сложившейся в стране системы землевла­дения и всего сельскохозяйственного производства.
Своего рода первой ласточкой или пробным камнем такой реорга­низации стала столыпинская реформа, к осуществлению которой приступили в 1906 г. Основная идея этой реформы заключалась в создании сети крепких крестьянских хозяйств с закреплением за ними земельных участков, по своей площади достаточных для ор­ганизации крупного, типично фермерского производства. По­скольку крестьяне России начала XX века в своем подавляющем большинстве не имели средств на строительство нового дома, хо­зяйственных построек на выделяемых им земельных участках и тем более на приобретение актуальной по тем временам техники, реформа предусматривала специальные правительственные ссуды вновь организуемым единоличным крестьянским хозяйствам на выгодных условиях их погашения.
Юридически-правовая база, да и сам механизм осуществления реформы были заимствованы из зарубежного опыта с учетом ряда специфических условий России. В частности, величина земельных наделов, предоставляемых крестьянским хозяйствам, варьирова­ла в зависимости от местных природных условий и степени обжитости и заселенности вновь осваиваемых под сельскохозяйственное производство степных территорий юга Украины, Северного Кавка­за, Нижнего Поволжья, юга Урала и Западной Сибири.
И все же столыпинская реформа не оправдала возлагавшихся на нее надежд и о леи дани и. Существует исключительно широкий спектр мнений о причинах неудачи этой реформы. Многие зару­бежные исследователи и большинство отечественных специалис­тов — сторонников фермерского пути развития российского сель­ского хозяйства — главными причинами неудач считают мощную оппозицию со стороны крупных землевладельцев — бывших поме­щиков и слишком короткий период (1906—1917) ее осуществ­ления.
Наверное, нет таких сфер жизни, которых бы не коснулась Ок­тябрьская революция и последующие потрясения общества. Если мы говорим о постреволюционной разрухе в промышленности и на транспорте, то она не могла обойти и села, поскольку сельскохозяйственное производство было составной частью хозяйственного ком­плекса страны, связанной с ним множеством производственных нитей.
Политизация села заключалась в том, что и на него был распро­странен социалистический эксперимент — коллективизация, важнейшей целью которого было повышение производительности труда путем ликвидации частной собственности. Но, как уже было показано, в частной собственности у сельских тружеников находи­лись только некоторые орудия труда, составляющие основные фонды.
Земля — важнейший предмет и орудие труда, за исключением единоличных крестьянских хозяйств, принадлежала общине, таким образом, ни формально, ни номинально обобществлению обобществлению не подлежала. Поэтому социалистический эксперимент лишил крестьян последнего, чем они располагали, — результатов труда, сделав значительную их часть государственной собственностью через систему государственных закупок по фиксированным и фак­тически минимальным ценам.
Конец 20-х — 30-е гг. в нашей стране ознаменованы эпохой индустриализации, характеризующейся, с позиций сельского рас­селения, бурным ростом городского расселения и оттоком сельских жителей из села. Этот процесс вполне закономерен и понятен, поскольку только село могло стать и стало источником трудовых ресурсов для заполнения новых рабочих мест в ходе ин­дустриализации.
Следовательно, обезлюдение села началось не менее шестидеся­ти лет назад, но в те времена этот процесс не вызывал даже насто­роженности, поскольку доля сельского населения была настолько значительной, что уменьшение воспринималось почти безболез­ненно. Нельзя забывать также и того, что этот отток частично ком­пенсировался пока еще робкой механизацией сельского труда хотя бы на некоторых его стадиях (вспашка, уход за посевами, уборка и обмолот зерновых).
Очередным испытанием для российского села стала Великая Отечественная война. Она унесла более половины из 20—30 млн. жертв войны, поскольку солдатами были в основном селяне, исхо­дя из структуры населения страны. Война разрушила и разграбила деревни и села на более чем половине территории европейской части СССР.
Начавшийся после завершения войны процесс восстановления хозяйства страны потребовал новых рабочих рук, источником ко­торых опять должно было стать село. Миграция из разоренного российского села достигла таких масштабов, что заставила тогдаш­нее руководство страны сдерживать ее путем ужесточения паспорт­ного режима. Тем не менее выезд из села на учебу и работу стал приобретать масштабы почти катастрофические. Этот процесс под­стегивался еще и тем, что условия труда на селе становились все более невыносимыми без ощутимых, видимых для сельских тру­жеников результатов. Интенсификация сельского труда была вы­звана политикой организации приоритетных условий жизни прежде всего в городах, и тем более в крупных и крупнейших. Это иллюстрируется и данными о сокращении численности сельского населения.
За 20 лет (с 1939 по 1959 г.) сельское население России сократи­лось более чем на 16 млн. человек (с 72 083 тыс. до 56 017 тыс.); за этот же период городское население увеличилось на 25 млн. чело­век (рис. 12.2). Если учесть, что, как правило, естественный при­рост в городской местности осуществляется весьма скромными темпами, то налицо начало гигантского перераспределения населе­ния страны между городской и сельской местностями.
Нельзя сказать, что миграция населения в направлении «село — город» имела только недостатки и катастрофические пос­ледствия. Существовала довольно многочисленная и влиятельная школа демографов и экономистов, которая считала этот процесс объективным благом и отмечала недостаточные темпы оттока сель­ских жителей СССР и России в города. Такая точка зрения основы­валась на представлениях об оптимальных пропорциях занятости в сельском хозяйстве. Концепции организации труда сельских жи­телей базировались на убежденности в независимости результатов деятельности от природно-климатических условий страны в целом и России — в частности.
Несмотря на теоретические обоснования, отток жителей из села не мог продолжаться слишком долго и одинаково интенсивно. Если в период 1959—1975 гг. российское село теряло ежегодно чуть ли не по миллиону жителей, то уже в 80-х гг. ежегодное сокращение достигло 500—300—100 тыс. человек. Это свидетельствовало о том, что данный источник трудовых ресурсов городов исчерпан и «выталкивает» в городскую местность только результаты своего естественного прироста (рис. 12.2). Вместе с тем система сельского расселения не могла не отреагировать, как уже говорилось, на рез­кое послевоенное сокращение численности сельского населения. Внешне это выражалось в резком наращивании числа мелких по­селений, обезлюдении их и в последующем упрощении системы сельского расселения. Это еще больше ухудшало условия жизни сельских жителей, особенно в отношении образовательного, торго­вого, медицинского и транспортного обслуживания.
Разрабатывавшиеся планы реконструкции села предусматри­вали два, но тесно взаимосвязанных направления. Считалось, что радикально сократить отток жителей из села можно только путем создания в сельской местности условий жизни и уровня обслужи­вания, хотя бы отдаленно напоминающих городские. При этом понималось, что в каждом населенном пункте невозможно органи­зовать минимальный набор предприятий обслуживания, что ре­ально только в наиболее крупных СНП (чем крупнее поселение — тем более завершенным должен быть обслуживающий комплекс). Отсюда возникала идея переселения жителей из мельчайших посе- , лений в крупные и появилась категория «неперспективных» насе­ленных пунктов, развитие которых в каком-либо плане не предпо­лагалось. По отдельным областям России были разработаны спис­ки неперспективных и перспективных поселений.
Проводились эксперименты и во втором направлении меро­приятий по улучшению условий жизни селян. Они исходили из противопоставления сселению — «выездного» бытового обслужи­вания жителей мельчайших поселений. Организовывались выезд­ные приемные пункты, которые принимали заказы на ремонт бы­товой техники, обуви, часов, пошив одежды. Считалось, что это исключит необходимость концентрации сельского населения в одном-двух поселениях на сельсовет вместо нескольких десятков и если это не прекратит, то эффективно сдержит миграцию из села в город. Расцвет этого направления мероприятий пришелся на нача­ло 80-х гг. Но, как показали многочисленные проверки, оказалось практически невозможным добиться регулярности такого обслу­живания, и кроме того, все 100% заказов выполнялись с серьезным браком. К тому же выездное бытовое обслуживание никак не реша­ло задач социально-культурного и транспортного обслуживания сельских жителей.
С началом перестройки все без исключения идеи реконструк­ции сельского расселения подверглись уничтожительной критике. При этом наибольшая порция критики досталась сторонникам ссе­ления сельских жителей, и странная логика — именно они призна­вались главными «погубителями» российского села. Правда, как это часто бывает на ниве борьбы идей в России, критика быстро завершилась глухим молчанием по поводу бед российского села, а его проблемы так и остались нерешенными.
Обезлюдение села, сокращение сельского населения и занятос­ти в сельскохозяйственном производстве продолжились и тогда, когда сельское расселение оставили в покое и в идеологическом, и в идейном, и в практическом планах. Остались перспективы разви­тия только у тех крупных поселений, которые составляли жесткую систему поселок — сельскохозяйственное предприятие (кол­хоз, совхоз, акционерное общество), все же остальные обречены по-прежнему на обезлюдение или полный выезд из них жителей.
С началом современной экономической реформы большие надеж­ды в плане возрождения российского села возлагаются на развитие фермерских хозяйств. Считается, что активные хозяйственники, бывшие горожане, внедряясь в сельскую глубинку, и стимулируют сельскохозяйственное производство, и возродят сельское расселе­ние. Но, как показывает накопленный опыт развития процесса, надежды эти пока не оправдываются, поскольку масштабы фер­мерского движения, мягко говоря, весьма скромны. Они и не могут быть иными, поскольку государственная система мер по стимули­рованию их развития, и в первую очередь финансовая поддержка, на сегодняшний день не в состоянии создать необходимые условия формирования крупных современных по технической вооружен­ности крестьянских хозяйств.
Дальнейшее развитие фермерства в России в наибольшей степе­ни сдерживают незавершенность и половинчатость земельной ре­формы и отсутствие частной собственности на землю с правом ее продажи. Последнее обусловливает невозможность организации надежной системы финансирования крестьянских хозяйств с по­мощью практикуемого и хорошо отлаженного за рубежом механиз­ма ипотечного кредита (получение банковских ссуд в залог земель­ного участка и недвижимого имущества). Земля должна оказаться в руках активных производителей сельскохозяйственной продук­ции, а не бывших председателей колхозов и директоров совхозов. Пока же зачастую под крестьянские хозяйства местными руково­дителями отводятся далеко не лучшие земли, нередко имеет место и прямой саботаж, направленный против фермеров.

3. Тенденции изменения в долях городского и сельского населения

В самом общем виде возможно выделить несколько этапов урбани­зации России.
Первый этап — с момента появления первых городов и вплоть до 1861 г. (отмена крепостного права). Первые города на террито­рии, которую занимала Россия, появились более 1000 лет назад, первоначально на Черноморском побережье Кавказа (греческие города – колонии),и города-крепости на каспийском побережье Даге­стана.
Более 1000 лет насчитывают и древнерусские города летопис­ной эпохи (Старая Ладога, Псков, Новгород). Типичные славянские города на Руси той эпохи — усадьба князей, вокруг которых возникали торговые и ремесленные слободы. В период объедине­ния России развитие городов стабилизируется. Определенное оживление в процесс урбанизации внесла эпоха социально-эконо­мических преобразований Петра I. Развитие мануфактур ускорило формирование городов, однако вплоть до отмены крепостного права медленное развитие промышленности сдерживало урбаниза­цию страны. Наиболее крупными городами этого времени были Москва, Санкт-Петербург и ряд административных губернских центров.
Второй этап— 1861—1917 гг. — ознаменовался становлением в стране развитых товарно-денежных отношений, бурным разви­тием промышленности и транспорта, заметно активизировавшими урбанизацию. К 1917 г. 17% населения России проживало в горо­дах. Помимо Санкт-Петербурга и Москвы — крупнейших городов России — относительно густая (по тому времени) сеть городских поселений сформировалась в междуречье Оки и Волги и в горноза­водских районах Урала. Цепочки городских поселений возникли на Волге и вдоль Транссибирской железнодорожной магистрали. На всей остальной территории России, помимо губернских цент­ров, крупных городских поселений не было. Основными источни­ками роста численности городского населения в этот период явля­лись преобразования сел в города и переселение жителей села в город.
Третий этап — 1917—1941 гг. — годы индустриализации страны. География урбанизации практически повторяла геогра­фию индустриализации, охватившей большую часть обжитых тер­риторий России. В этот период делаются первые крупные шаги по освоению природных ресурсов и развитию промышленности в вос­точных районах, что и предопределило опережающие темпы их урбанизации. Заметно усиливается концентрация населения в крупных городах.
Четвертый этап — 1941—1945 гг. — период Великой Отече­ственной войны. Он ознаменовался существенным территориаль­ным сдвигом хозяйственного потенциала и городского населения на восток. В это время особенно быстро растет численность город­ского населения в Поволжье, на Урале, в Западной Сибири. Одно­временно сокращается численность населения разрушенных вой­ной западных, временно оккупированных районов.
Пятый этап — послевоенный период с 1946 г. и до наших дней — помимо заметного ускорения роста численности городского населения и увеличения его доли в общей численности жителей страны (за 1946—1995 гг. доля городского населения страны воз­росла с 40 до 73%) характеризуется расширением географии урба­низации за счет освоения восточных и северных территорий и целым рядом качественных изменений в самом процессе урбани­зации:
· усилившейся концентрацией населения в крупных и крупней­ших городах;
· быстрым развитием городских агломераций;
· формированием систем расселения;
· повышением роли крупных, и особенно крупнейших, городов во всех сферах социально-экономической жизни общества;
· распространением городского образа жизни на сельскую мест­ность.
Рассмотрим подробнее наиболее характерные качественные из­менения процесса урбанизации на последнем, послевоенном этапе его развития.
Наиболее ярко выраженной чертой всего послевоенного этапа ур­банизации России является концентрация населения в крупных и крупнейших городах.
Исключительно важным преимуществом крупнейших городов является концентрация в них прогрессивных отраслей хозяйства и видов деятельности, которые во многом определяют направления и темпы развития научно-технического и социального прогресса общества. В крупнейших городах и их ближайшем окружении су­ществуют наиболее благоприятные условия для развития науки, научного обслуживания, наукоемких производств и всех высоко­информационных видов деятельности. А как показывают научные исследования и опыт, имеющийся в передовых в экономическом отношении странах мира, именно за этими сферами деятельнос­ти — будущее.
В крупнейших городах благодаря концентрации высших, сред­них и всевозможных специализированных учебных заведений, библиотек, театров, музеев и многих других учреждений культуры созданы наилучшие в стране условия для всестороннего развития личности.
Преимущества крупнейших городов неоспоримы. Однако с про­блемами сложности регулирования развития крупнейших городов сталкиваются все страны. Рост и развитие их являются объектив­ной закономерностью, вызванной всем ходом эволюции мировой экономики, и будут продолжаться и в перспективе. Отсюда выте­кает необходимость не в механическом ограничении их роста, а в поисках оптимальных форм и направлений дальнейшего раз­вития.
Темпы концентрации населения России в крупных и крупней­ших городах, и прежде всего в городах-миллионерах, резко возрос­ли в послевоенный период. Если, по переписи населения 1959 г., в стране имелось всего два города-миллионера, то к середине 90-х гг. их стало 12, и каждый четвертый горожанин России сегодня про­живает в городе-миллионере.
Социально-экономический кризис 90-х гг. существенно затор­мозил процесс роста крупнейших городов, однако большинство урбанистов сходится во мнении о том, что это временное явление, и по мере стабилизации и возрождения отечественного хозяйства крупнейшие города страны получат новый мощный стимул даль­нейшего развития.
По доле городского населения (73%) Россия середины 90-х гг. XX столетия лишь немного отстает от развитых в экономическом отношении стран, заметно опережая все государства нового зарубе­жья и большинство развивающихся стран.
Но по степени концентрации городского населения в крупных и крупнейших городах Россия отстает не только от развитых стран, но и от многих развивающихся государств. Так, если в городах людностью более 100 тыс, человек в середине 90-х гг. в России проживало около 62% ее горожан, что близко к среднемировым показателям, то в городах-миллионерах — лишь 1/4 городского населения, тогда как в среднем для всей нашей планеты этот пока­затель уже превысил 50%.
По доле населения, проживающего в городских агломерациях, отставание России незначительно. Причем при сравнении различ­ных стран по этому показателю следует учитывать, что его величи­на зависит не только от уровня экономического развития, но и от плотности населения. Высокая плотность населения серьезно по­вышает и густоту городских поселений, нередко способствуя тер­риториальному слиянию расположенных близко друг от друга го­родов. Последнее обстоятельство является одной из главных при­чин отсутствия в России с ее исключительно низкой плотностью населения мегалополисов — обширных урбанизированных про­странств, представляющих собой слившиеся друг с другом город­ские агломерации2.
Немаловажное значение для определения уровня урбанизации имеет и распространение городского образа жизни на сельскую местность, в первую очередь зависящее от доступности для жите­лей села ближайших городских поселений. Потенциальная воз­можность для них посещать городские поселения и реальная час­тота поездок в них зависят от: 1) расстояния от села до городского поселения: 2) состояния и развитости транспортных коммуника­ций и транспортных средств, связывающих эти населенные пунк­ты; 3) времени, затрачиваемого на поездки в город; 4) стоимости проезда; 5) степени обеспеченности личными видами транспорта. При всех прочих равных условиях, чем реже сеть городских посе­лений, чем хуже транспортные коммуникации и обеспеченность населения личными видами транспорта, тем меньше степень рас­пространения городского образа жизни на сельскую местность.
Понятно, что Россия с исключительно редкой сетью городов, плохим состоянием дорог и низкой их густотой не в силах иметь высокий уровень рассматриваемого показателя и конкурировать в этом отношении с США, странами Западной Европы или Японией. Относительно широкие масштабы распространения городского об­раза жизни на сельскую местность в нашей стране имеют место лишь в ближайшем окружении крупных и крупнейших городов, а также в немногочисленных районах с относительно густой сетью городских поселений (междуречье Оки и Волги, юг Волго-Вятского района, север Поволжья, Средний Урал).
Почему одни города обладают емкой и динамичной в своем разви­тии экономической базой и, соответственно, большой численнос­тью населения, а другие формируются медленно, и их хозяйствен­ный потенциал не имеет благоприятных перспектив для дальней­шего развертывания? Ответ на эти вопросы следует искать в усло­виях и факторах развития каждого конкретного города. Квинтэс­сенцией условий и факторов возникновения, формирования и раз­вития городов является их экономико-географическое положение. Однако следует учитывать, что даже самое благоприятное эко­номико-географическое положение само по себе не определяет ве­личину и темпы развития города, но лишь создает благоприятные или неблагоприятные предпосылки его развития, а как они будут использованы — зависит от многих причин, т.е. благоприятное географическое положение еще надо реализовать.
Во-первых, все крупнейшие города мира и России обязаны своим возникновением и дальнейшим формированием исключи­тельно выгодному экономико-географическому положению, как правило, на «перекрестке» важнейших транспортных коммуника­ций общегосударственного, а нередко и международного значения. Все они имеют обширные территории, тяготеющие к ним в эконо­мическом отношении.
Так, столица и крупнейший город России — Москва — в конеч­ном итоге оказалась в центре наиболее обжитой и в экономическом отношении развитой европейской части страны. Находясь в центре пересечения железнодорожных магистралей страны и благодаря каналам, Москва имеет выход на единую речную систему европей­ской части России и является портом пяти морей. Помимо желез­ных дорог и водных путей, к столице стягиваются крупнейшие в стране шоссейные магистрали и трубопроводы, высоковольтные линии электропередачи и коммуникации средств связи. Москва — самый крупный в России и один из крупнейших в мире центров авиационного сообщения.
Уникально и экономико-географическое положение других крупнейших городов России. Санкт-Петербург, находясь в устье Невы, на выходе единой речной системы европейской части страны в Балтийский морской бассейн, был и остается в настоящее время «морскими воротами страны» («окном в Европу»). Он также нахо­дится в узле крупнейших наземных коммуникаций, хотя и зани­мает приграничное положение.
Самара — крупнейший город Поволжья располагается на пере­сечении самой грузонапряженной в стране Транссибирской желез­нодорожной магистрали с Волгой — крупнейшей в транспортном отношении речной артерией России.
Исключительно наглядным примером влияния выгодного эко­номико-географического положения на развитие городов является история возникновения и роста крупнейшего города Сибири — Но­восибирска, бывшего Новониколаевска.
В 1893 г. на берега Оби вышла изыскательская партия МПС с целью определения места строительства железнодорожного моста для Транссибирской магистрали. Партию возглавлял писатель Н.Г. Гарин-Михайловский. История выбора места строительства моста известна из его дневника. Было крайне желательно пересе­чение Оби железнодорожной магистралью близ крупнейшего в то время города Сибири Томска, но широкая пойма в его окрестностях препятствовала этому. Изыскателям пришлось идти от Томска вверх по Оби до первого удобного места для строительства железно­дорожного моста. Такое место было найдено в 230 км вверх по течению Оби от Томска в районе выхода на дневную поверхность гранитных пород. На берегу Оби в этом месте возникает поселок строителей — Гусевка, впоследствии город Новониколаевск, пере­именованный уже в годы советской власти в Новосибирск. Новоси­бирцы справедливо считают Н.Г. Гарина-Михайловского основате­лем своего города (на привокзальной площади, носящей имя Гари­на-Михайловского, ему установлен памятник).
В 1903 г. поселок Гусевка получает статус города. Появляется промышленность: чугунолитейное производство и предприятия пищевой промышленности. Усиленная распашка земель юга За­падной Сибири в 1903—1917 гг. и заселение этих районов пересе­ленцами из европейской части страны увеличило темпы роста Новониколаевска, и к 1917 г. численность его населения возросла до 69 тыс. человек.
В годы советской власти продолжилась реализация выгодного экономико-географического положения города, да и само это поло­жение заметно улучшается с подключением к Транссибу в районе Новосибирска Кузбасса — главной базы индустриализации восточ­ных районов СССР. Завершение строительства Турксиба дало горо­ду роль посредника в экономических связях Сибири со Средней Азией. Мощным импульсом экономического развития Новосибир­ска послужило освоение нефтяных и газовых ресурсов Западноси­бирского Севера.
Всего 70 лет с момента возникновения города потребовалось Новосибирску, чтобы стать «миллионером». Недаром Луначар­ский назвал Новосибирск «Сиб-Чикаго». Сегодня это признанная «столица» Сибири и самый крупный научный центр восточных районов России. Здесь создан Академгородок — один из крупней­ших центров образования и науки в стране, имеющий мировую известность.
Заключение
При выделении ареалов городских территорий центральное место занимает понятие городской концентрации. Смоскачать dle 11.1смотреть фильмы бесплатно

Категория: Лекции / Демография





Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив